Понедельник, 25.06.2018, 14:37

ФИЛЬМЫ УЖАСОВ

Глава 4 Над пропастью разбитых грёз

НАД ПРОПАСТЬЮ РАЗБИТЫХ ГРЁЗ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 4

Погода портилась стремительно и непреклонно. Порывы восточного ветра ощутимо крепчали и жёстко хлестали горный ландшафт. Солнце скрывалось за тучами, ползущими с моря. Отвергнув самые настойчивые предложения, Кристина проводила взглядом белую машину полицейского, укатившую в город Ф. Переминаясь с ноги на ногу, она простояла на пустой остановке около пятнадцати минут. Остановка находилась на развилке дорог, одна из которых вела в аэропорт, а другая - в Рим. Так, во всяком случае, гласили большие дорожные указатели. Кристина прохаживалась вперёд-назад, потирая ладонями озябшие предплечья, и жалела о том, что не захватила с собой кофточку и зонтик. Из-за надвигавшейся грозы похолодало настолько существенно, что Кристина подумала о том, чтобы вернуться в город и купить пару колготок и что-нибудь из верхней одежды. Однако сделать это она не могла по двум причинам. Во-первых, данное себе слово не возвращаться в город Ф. ни под каким предлогом, было непоколебимо, как решение Гитлера о завоевании мира. Во-вторых, был ли смысл одеваться теплее, если через несколько минут, стоило только сесть в автобус, купленные вещи могли не пригодиться до возвращения в бабушкину квартиру. Но автобус, как назло, не появлялся. Со стороны аэропорта и Рима частенько проносились автомобили и переполненные автобусы, зато в аэропорт, казалось, ехать было некому: все дружно решили навсегда перебраться в приморский городок. Вероятно, девушке было суждено испытать на себе третий «Закон ожидания» Джона Коркорана, согласно которому все автобусы, идущие в противоположную сторону, исчезали с лона земли и обратно не возвращались. Минут через десять густые тёмно-серые тучи накрыли весь город, осыпая его мощными разрядами молний, и оглушая грозными, отрывистыми раскатами грома. Неустанно топчась на открытой остановке, чтобы немного согреться, Кристина казалась маленькой беззащитной мышкой, загнанной в угол свирепым диким котом. Обезумевший ветер хлестал её со всех сторон, бессовестно высоко приподнимал лёгкую юбку. Девушке решительно некуда было спрятаться. Вокруг дороги возвышались тёмные горы, укрыться от непогоды можно было только в городе или долгожданном автобусе. Поток транспорта из аэропорта почти иссяк, когда Кристина, после долгих сомнений, потеряв веру в прибытие автобуса, зашагала по дороге пешком, повернувшись спиной к ненавистному городу-музею. Она шла быстро и целеустремлённо, всеми силами стараясь согреться; со стороны девушка напоминала начинающего бегуна на марафонскую дистанцию, возжелавшего побить все мировые рекорды. Настроение Кристины портилось по мере приближения грозы. Когда с неба упали первые капли дождя, она готова была разрыдаться от злобы на своё легкомыслие и треклятый автобус, который до сих пор её так и не догнал. Она шагала, окружённая крутыми и пологими хребтами, которые никак не защищали от вездесущего дьявольского ветра. Кроме дороги под ногами, ничего вокруг не напоминало о близости цивилизации. Кристина была одиноким путником, странствующим по безлюдной пустыне, и, хотя горы скрашивали унылый вид, было в них нечто зловещее, хорошо сочетавшееся с разгулявшейся стихией. Крисси не сильно удивилась, если бы неожиданно наткнулась на заброшенный замок графа Дракулы, ибо обстановка, в которую она попала, отважившись идти в аэропорт пешком, будто сошла со страниц знаменитого романа Брема Стокера. Дождь постепенно усиливался. Теперь девушка была готова сесть в любой автомобиль, лишь бы уйти от ненастья, но даже такой роскоши она была лишена в поздний час среди скалистых гор. Машины исчезли неизвестно куда, точно провалились, чёрт возьми! Учащённо дыша, Кристина терпеливо шагала по мокрому асфальту, во весь голос проклиная невезение, посланное ей с небес за последние два дня. Она кричала, не боясь подхватить простуду, её состояние само предрешало плачевный исход столь смелого перехода... Спустя полчаса Кристина потеряла уверенность, что когда-нибудь вернётся домой. Из-за пустившейся темноты, она передвигалась почти на ощупь; мокрые холодные струи дождя вымочили её насквозь, превратив в жалкое замученное создание, попавшее с Земли на чужую, необитаемую планету. Порой ей хотелось остановиться и броситься в пропасть, чтобы навсегда избавиться от непосильных ударов судьбы, но она продолжала идти, зная, что бабушка не простит ей никаких вольностей, тем более - нелепой смерти. Дождь и ветер отвлекали её от дурных мыслей, но заставляли страдать, методично вживляя боль и обиду в надтреснувшее девичье сердце. Кристина мужественно боролась со стихией, вспоминая давно прочитанные книги, где герои под страхом смерти, невзирая на страшные, невыносимые условия существования, находили пути к спасению, использовали в полной мере потенциал человеческого организма. Безвыходных ситуаций не бывает, это знает даже ребенок. Но далеко не каждый умеет найти тот единственный выход, который предотвратил бы плачевную развязку. Стиснув зубы и сжав кулаки, Кристина почти бежала, часто спотыкалась, чуть не падала, пристально всматриваясь в темноту грядущей ночи. Она заметно проголодалась и безнадёжно промокла, но не падала духом, думая о тепле и уюте родного дома, созданного с душою руками милой бабушки. Короткие вспышки молний освещали ей путь, на мгновенья вырывая из тьмы мокрые отвесные скалы, пологие каменистые склоны и глубокие пасти ущелий. - Главное - не сломаться, - постоянно шептала девушка слова, сказанные утром перед отъездом в Италию. Боже мой! С того момента прошло шестнадцать часов, а казалось - не меньше месяца. За эти короткие, непомерно тянувшиеся часы, она пережила столько неприятных событий, сколько не приходилось испытывать на протяжении всей предыдущей жизни. Что ждёт её впереди? Этот вопрос пока стоял на заднем плане, возможно, в нём вообще отпадет всякая надобность, если она не сможет добраться в аэропорт. Время от времени её охватывало отчаянье, готовое заставить девушку упасть на дорогу, забыться и умереть, но она решительно гнала прочь подлые предательские мысли. - Нужно бороться, - твердила она. - Бороться, во что бы то ни стало. Её шаги заметно укорачивались, становились менее уверенными, как вдруг за очередным изгибом горного серпантина мелькнул слабый отблеск света. Нет, это была не молния, свет лился постоянно, СКОЛЬЗИЛ по скалам и нырял в бездну. Кристина умерила шаг, она едва держалась на ногах, не в силах понять происхождение бегающего луча. Она решила, что часовая ходьба измотала её настолько, что сознание рисует всякие диковинки, кажущиеся абстрактными и нереальными. Внезапно из-за поворота выскочил автомобиль. За мерным рокотом дождя не было слышно шума двигателя. Слепя фарами, машина неслась прямиком на неё, даже не пытаясь объехать. Крисси остановилась как вкопанная, испуганно уставившись широко открытыми глазами на лобовое стекло. Машина резко затормозила в трёх метрах от дрожавшей девушки, когда та решила, что настал её смертный час. Потоки воды с неба почти скрывали очертания водителя, и Кристина не могла посчитать, сколько человек сидит в салоне, а главное - какие намерения у этих людей. Ей стало по-настоящему страшно, она никогда раньше не задумывалась о насильственной смерти и о предшествовавших ей мучениях. По всей видимости, сидевшие в машине рассматривали её, возможно, посмеивались или решали, как лучше с ней позабавиться. Скорее всего, это были подростки, взявшие на ночь авто родителей и отправившиеся на поиск захватывающих приключений. Кристина, по всей вероятности, была одним из них. Парни, очевидно, ждали, что предпримет несчастная девушка, оказавшись в роли загнанного зверя, на которого смотрело не меньше десятка ружейных стволов. Кристина растерялась, чувствуя, как её пробирает настойчивая неуёмная дрожь, которая подкрадывалась изнутри, заставляя трепетать коленки и стучать зубы. Она не могла сдвинуться с места, чтобы убежать. Да и куда бежать? Всюду только горы и обрывы. Оставалось только ждать. Дверь водителя внезапно открылась, и из машины вынырнула фигура мужчины. Кристина подумала, что не помешало бы взять камень и постоять за себя, но она не в состоянии была даже пошевелиться - страх парализовал её... Мужчина в два прыжка оказался рядом. - Ну, и долго ты будешь торчать под проливным дождём? -гаркнул он, стараясь перекричать шум дождя. Кристина промолчала, боязливо посмотрев в его сторону. Он стоял спиной к свету фар, поэтому она не могла разглядеть его лица. - Идём в машину, - настаивал он, натягивая на голову куртку. - Там сухо и удобно. - Мне не нужна ваша помощь, - ответила Кристина дрожащим голосом, негромко икнув. - Можете ехать своей дорогой. Мужчина резко повернулся и поспешно прыгнул в салон, захлопнув дверь. Проехав три метра, он поровнял переднюю дверь машины с одинокой девушкой, остановился и опустил боковое стекло. В салоне зажёгся слабый огонёк. - Посмотри, как здесь тепло, просторно и комфортно, - крикнул водитель, хлопнув рукой по сиденью. - Садись скорее, иначе пропадешь в этой глуши. Кристина терзалась сомнениями. Она никогда не позволяла себе садиться в машины незнакомых мужчин, следуя строжайшим наставлениям бабушки. «Ни при каких обстоятельствах не поддавайся уговорам мужчин, - часто повторяла она. - С хорошеньких девушек они никогда не берут денег, зато могут взять кое-что похуже. Ты меня понимаешь? Они способны на такие штучки, которые грязней, чем сами деньги»... Стихия оглушала мощными раскатами, дождь лил, как из ведра, не оставив на теле и одежде девушки ни одного сухого места. Казалось, что вода пробралась под кожу, проникла внутрь организма. Мокрая и озябшая, она всё-таки колебалась в принятии решения. Тем временем из заднего окна высунулась маленькая детская головка, и тонкий голосок едва слышно пропищал: - Тётенька, садитесь, пожалуйста, мы не причиним вам зла. Если вы останетесь, мы будем сожалеть, когда узнаем из утренних газет о вашей гибели. Не мешкая ни секунды, Кристина распахнула дверь и плюхнулась в мягкое сиденье рядом с водителем. Мужчина добавил свет в салоне и выключил фары, оставив зажжёнными только габаритные огни. - Извините, - простонала Кристина, стуча зубами. - Я вымочу весь салон. - Ерунда, - весело откликнулся молодой человек, вытирая воду с лица. - Джессика подберёт вам что-нибудь из своего гардероба. Подсуетись, малышка. Девочка на заднем сиденье открыла чемоданчик и выпотрошила его содержимое с ловкостью завзятой хозяйки. Кристина слегка дрожала, хотя все окна были плотно прикрыты, а из панелей автомобиля лилось желанное тепло, схожее с уютом бабушкиной кухни. - Как тебя зовут? - спросил парень, сидевший за рулем. - Кристина Армонти, - ответила девушка, украдкой выжимая длинные волосы. - А меня зовут Альберт Блум. Ты можешь не стесняться нашу скромную компанию, мы с лёгкостью помогаем даже самым неудачливым путешественникам. Правда, Джессика? - Конечно, - подтвердила девочка, отложив в сторону мамину блузку, которую она взяла с собой, чтобы носить, как платье. Там же она нашла большой на неё свитер. - Поспеши, малышка, - поторапливал её Альберт, с улыбкой глядя на новую знакомую. - Тётя Кристина скоро захлебнётся водой, пропитавшей её одежду. - Не стоит беспокоиться, - промолвила Крисси, побоявшись посмотреть в лицо сидевшего рядом парня. - Я и гак высохну. - Не слушай её, Джесси. Помоги тёте переодеться. - А ты выключи свет в салоне и отвернись, - строго приказала девочка, закрыв чемоданчик. Альберт послушно повиновался, снова включив фары, чтобы Кристине было удобнее ориентироваться в темноте. Как тебя занесло сюда в такое время? - спросил он, разглядывая ночную тьму сквозь боковое стекло, усеянное крупными каплями дождя. Кристина уже полностью разделась, избавившись, наконец, от ужасно холодного и мокрого белья, поэтому не ответила на вопрос Альберта, поспешно облачаясь в белую блузку и пахучий шерстяной свитер. - У нас проблемы с юбкой, - заявила Джессика, которая не нашла ничего подходящего из своих вещей. - Но это не значит, что тебе, Берти, можно поворачиваться. Свои рекомендации предлагай в прежнем положении. - Можешь укрыть её одеялом, пока юбка не просохнет, - предложил Альберт, борясь со страстным желанием посмотреть на девушку. - Или найди мои джинсовые шорты, а пояс к ним вытащи из своих брюк. Джессике пришёлся по вкусу второй вариант, так она была уверена, что Альберт не рискнёт приставать к тёте. Да, определённо, в шортах Кристина будет чувствовать себя гораздо уверенней и свободней, чем с одеялом на ногах. - Всё, можешь поворачиваться, а то свернёшь шею, - оповестила девочка, когда Кристина привела себя в порядок. Вытерев полотенцем волосы, она поблагодарила девочку за любезность, но ни слова не сказала Альберту. Она ни разу даже не посмотрела на него. - Итак, мы можем ехать? - спросил он, с интересом рассматривая Кристину в новом, изменённом амплуа. - Какой ты бестолковый, - возмутилась Джесси. - Тётя замёрзла и проголодалась, а ты не знаешь, что ей предложить. - Ах, простите, - спохватился Альберт, резким движением нажав кнопки на приборной доске. - Наличие под рукой маленькой племянницы оказывается как нельзя кстати, тем более, когда нужно угодить такой очаровательной девушке. Перед Кристиной открылись небольшие дверцы бара, и прямо в руки выдвинулся крохотный столик, на котором стояло блюдо с пятью аппетитными гамбургерами и небольшой бутылкой коньяку. Альберт плеснул пол фужера крепкого напитка и протянул Кристине: - Возьми, выпей, это согреет тебя и избавит от простуды, если она уже проникла в организм. Девушка послушно отхлебнула коньяк и сразу разразилась (.ильным кашлем. Стало понятно, что она не привыкла баловаться спниртными напитками. - Угощайся смело, - улыбнулся Альберт, убрав бутылку в сторону и доставая другую - с кока-колой. - Вы гак добры, - пробормотала Кристина. - Всё произошло гак неожиданно, я уже потеряла всякую надежду на чью-либо помощь. Постепенно она приходила в чувство и тщательно пережёвывала сытную пищу. - В такую погоду горы несут в себе потенциальную опасность. Как ты попала сюда среди ночи? - Это случайность, - отмахнулась Крисси. - Не дождавшись автобуса, я решила идти в аэропорт пешком... - Джесс, ты слышала? - перебил её Альберт. - Она решила пройти пешком десять миль по горам в беспросветную бурю! - Когда я вышла из города, бури ещё не было, - пояснила Кристина, потягивая колу прямо из бутылки. - По всей видимости, ты здесь впервые, - сказал Альберт уже серьёзно. - Иначе не отважилась бы странствовать по горным дорогам, заметив резкие изменения в погоде. Ты не против, если мы продолжим путь? В горах, действительно, очень опасно, при таком ливне немудрено попасть в передрягу. - Что может нам угрожать в такой мощной машине? - простодушно удивилась Джессика. - Неприятности могут возникнуть за каждым поворотом, - ответил Альберт Блум. - В такой дождь горы преподносят человеку сюрпризы в виде оползней, обвалов, селевых потоков, а это, моя милая Джесси, такая же серьёзная опасность, как для нас, так и для нашей машины. - Тогда поехали скорее, - воскликнула девочка, смутно представляя сущность тех неприятностей, о которых упомянул дядя. Однако его тон не оставлял сомнений в правильности, а главное -опасности перечисленных бедствий. - Минутку, - слегка возмутилась Кристина, покончив с едой. -Мне кажется, нам не по пути. Я надеялась попасть в аэропорт, а вы направляетесь в противоположном направлении. - Джессика, - рассмеялся Блум. - Эта женщина, похоже, на самом деле свалилась с Луны! Она не знает, что в такую погоду самолёты не летают. - Не придирайся к тёте, - вступилась девочка, толкнув дядю в плечо. - Может, аэропорт ей нужен не для того, чтобы попасть на самолёт. - Да?! Не знал, что аэропорт можно использовать как-то иначе. - Спасибо, Джесси, - произнесла Кристина, обернувшись назад. - Я действительно рассчитывала улететь в Рим, у меня заказан билет на ночной рейс. - Тогда в чём дело? - обрадовался Блум. - Дамы, вы, наконец, разрешите мне сдвинуться с места или мы будем торчать здесь до утра, пока машину не накроет гора валунов? - Поезжай, - деловито бросила Джессика. - Тёте Крисси с нами по пути. - Я ничего не понимаю, - растерялась девушка, громко чихнув. - Прости те, вы можете объяснить мне всё толком? - Конечно, - живо отозвался Альберт, запустив двигатель. - Нет ничего проще. Дело в том, что мы с Джессикой просидели в аэропорту битых три часа в надежде, что начавшееся ненастье окажется непродолжительным. Вскоре нам объявили, что все рейсы отменены до утра по метеоусловиям. И вот мы здесь, чтобы познакомиться с Кристиной и оказать ей посильную помощь - спасти от урагана. - Вы хотите сказать, что я не попаду в Рим до следующего вечера? - Нет, напротив, ты будешь в Риме этим утром. Это я тебе обещаю... Машина плавно и незаметно набрала скорость и зашуршала по асфальту широкими покрышками. - Мы поедем в Рим на машине? - изумилась Крисгина. - Но это же так далеко. - Все дороги ведут в Рим, - спокойно парировал Блум. - Если тебе не терпится побывать в пригородном аэропорту, чтобы дождаться улучшения погоды, так и быть, мы отклонимся от курса на десяток миль. Правда, Джесс? - Хватит паясничать, - строго заметила девочка, а более мягко добавила. - Не волнуйтесь, тётя Крисси, дядя Берти хороший водитель, доверьтесь ему, и через пять часов вы забудете о пустых хлопотах, займётесь привычными делами в Риме. Нам тоже нужно в Рим позарез. Кристина улыбнулась и вдруг почувствовала себя так хорошо, что не заметила, как её сразил сон. Мерный рокот двигателя, шуршание дождя, шум ветра и звонкий голосок Джессики убаюкали её, позволив ненадолго забыться. Она спала очень беспокойно, её мучили кошмары, жуткие видения заставляли вскрикивать и ворочаться, но она продолжала спать, чтобы восстановить силы. Альберт Блум заботливо откинул спинку сиденья, и девушка устроилась, как в маленькой кроватке, поджав ножки и положив ладони под щёку. В салоне было темно, тепло и сухо, и Кристина чувствовала себя надёжно защищенной от всяческих лишений и невзгод... Однако даже во сне её одолевали новые кошмары... Очнувшись от тяжёлого забытья, Кристина вздрогнула и открыла глаза. В первый момент она не поняла, где находится, но спустя секунду намять мгновенно выдала события прошедшего дня и ночи. В тот же миг ей почудилось, будто она совсем голая, а мужчина, вальяжно сидевший за рулем, с любопытством разглядывает её обнажённое тело, бросая наглые взгляды па юную грудь и молодые бёдра. Резко вскинув голову, она осмотрела себя, убедившись, что всё на месте и ничто не расстегнуто. Она перевела взгляд на Альберта и пожалела о дурацких подозрениях - парень невозмутимо управлял машиной и сосредоточенно следил за дорогой. Он ещё не заметил, что Кристина проснулась и, казалось, был полностью погружён в свои мысли. Белокурая девочка, прикорнувшая на заднем сиденье, тихонько посапывала и слегка улыбалась во сне. Кристина позавидовала детской улыбке, такой далёкой и желанной, ставшей предметом безнадёжно забытого прошлого. При виде ребёнка, девушка ощутила, как к ней возвращается прежнее, нарушенное вчера состояние, наполненное любовью к жизни и добрым, порядочным людям. Таким как Джессика и...Альберт. С последним она не разобралась до конца. Ведь как знать, не будь в машине маленькой девочки, он повёл бы себя совсем иначе, и прогулка в горах завершилась бы ужасней, чем, если бы она никого не встретила. Кристина села, вернув спинку в вертикальное положение, и протерла воспалённые глаза. - Как долго я спала? - спросила она, пытаясь привести в чувство изящные золотые часики. - Около часа, - ответил Альберт, не поворачивая головы. - Скорее всего, мои часы остановились, скажи, который час. - Данные о времени на дисплее приборной доски. - Здесь столько приборов, что я не вижу таймера. Парень ткнул пальцем в светящееся табло. - Спасибо, - сказала Кристина и взяла с заднего сиденья сумочку, пропитанную влагой. Секунду пошарив внутри, она извлекла щётку-расчёску и занялась роскошными волосами, которые высохли, но неприлично растрепались. - Как ты себя чувствуешь? - спросил между тем Альберт, упорно следя за трассой. - Спасибо, хорошо, только немного болит голова. - Ты, наверное, пережила сильное потрясение, выглядишь совсем разбитой. - Откуда ты можешь знать, как я выгляжу, если ни разу не посмотрел в мою сторону? - За последний час я достаточно хорошо изучил тебя, - улыбнулся парень, посмотрев на неё. - Что? Да как ты посмел?! - вскричала Кристина, придя в шок от подобного признания. - Ты трогал меня? Признавайся, трогал? Сейчас же останови машину. Впервые, с момента встречи, она взглянула ему в лицо. Ему было лег двадцать пять, не больше. Тёмные глаза, густые брови, прямой римский нос - всё это удачно сочеталось с копной кучерявых волос на голове и жизнерадостной улыбкой чувственных губ. Крошечная ямка на подбородке делала его милым красавчиком, хотя, по сути, ничего особенного в его внешности нельзя было найти даже при легальном изучении. Тонкие длинные пальцы, лежавшие на рулевом колесе, выдавали явно не богатырское телосложение. Иногда в нём проскакивала потаённая женственная жилка, что могло охарактеризовать его не с самой лучшей стороны. Но при всём этом, Альберт Блум был чертовски обаятельным молодым человеком и, кажется, очень добродушным. По просьбе Кристины он послушно остановил автомобиль посреди пустынной дороги. Горы остались позади, сквозь чёрную шелковистую мглу ночи проступали невысокие холмы, дорога спускалась в равнину, покрытую перемежающейся растительностью и широкими пастбищами. Луна, вышедшая из-за туч зловеще освещала унылый вид. Всюду чувствовалось запустение немноголюдной трассы. Мало кто отважился бы пуститься в поездку так поздно - в час ночи, по пустынной дороге. Их машина казалась единственным одушевлённым предметом, затерявшимся среди безжизненных просторов необитаемой планеты. - Жаль, - грустно констатировал Альберт, безучастно наблюдая за торопливыми движениями девушки, собирающей вещи. - Нам было приятно познакомиться с тобой, но раз ты нашла приют среди солончаков и диких кустарников, нам остаётся пожелать тебе всего наилучшего. - Подонок! - пыхтела Кристина, складывая высохшее бельё в сумочку. - Как ты мог лапать невинную девушку, пользуясь её разбитым и угнетённым состоянием. - Я не прикасался к тебе, - заявил он дружелюбно, когда Крисси распахнула дверь, впустив в салон прохладный ночной воздух. - Ты врёшь! - отрезала она, выскользнув на асфальт. - Ты гнусный негодяй, пользующийся слабостью женщин. - Нет, не вру. Ты лучше признайся честно, что уже приехала. Я подожду, пока ты сбегаешь домой и переоденешься. Только не забудь вернуть мне шорты, а Джессике - блузку. - Ты всегда так издеваешься над людьми? - со злостью в голосе спросила Кристина, осознав в какое глупое положение попала. - Никогда не встречал таких капризных девчонок, - мрачно заметил Альберт без тени смущения. - Я, действительно, не трогал тебя. Время от времени я просто разглядывал твоё лицо, но не подозревал, что это преследуется законом. Он говорил так простодушно, что Кристине сделалось не по себе от стыда. Оказалось, что Альберт был более порядочным и достойным парнем, нежели она себе представляла. Помешкав минуту, она сдалась и вернулась в тёплый салон, прикрыв за собой дверь. Альберт посмотрел на неё в упор, но девушка сразу же отвела взгляд. - Посмотри на меня, пожалуйста, - ласково попросил он. - Я очень хочу, чтобы ты всегда мне доверяла. Кристина не смогла выдержать его красноречивый взгляд и снова опустила глаза, отвернувшись к окну. - Поехали, - тихо сказала она, с трудом поборов смущение. Ей стало ужасно неловко и обидно. Почему же она такая взбалмошная девчонка, принимавшая всех мужчин за необузданных, пошлых тварей, стремившихся к одной цели - животному совокуплению с женщинами. Только в романах мужчины были элегантными, учтивыми, заботливыми ухажёрами, способными ждать ответную любовь многие годы. В жизни таких мужчин не было и не будет, все они - просто самцы. Кристину вновь одолели бурные фантазии. Она абсолютно не представляла, как вести себя с Альбертом, как узнать о его намерениях и вообще, о чём с ним разговаривать. Именно поэтому она злилась на себя. - Давай просто поговорим, - предложил Альберт, разогнав машину до семидесяти миль в час. - Ну, давай, - согласилась Кристина без всякого энтузиазма. -А о чём пойдёт речь? - Да так, о разном. Например, что привело тебя в старинный городок Ф., и почему ты так поспешно покинула его, не дождавшись улучшения погоды? - Это болезненная для меня тема, - ответила Кристина, помрачнев. - В этом городе у меня погибла мама... - О! Извини, я не знал, - начал оправдываться Альберт. - Прости, моё поведение было так неуместно. - Ничего, я уже не сержусь, мне сейчас очень плохо, поэтому не хотелось мучить тебя и себя неприятными воспоминаниями. Лучше расскажи о себе. - С удовольствием, - улыбка больше не появлялась на его лице. - Я родился в Италии, в небольшом местечке на севере страны. Мои родители приложили все силы, чтобы я выбился в люди, помогли с образованием и прочее. - Почему у тебя не итальянское имя? - перебила Кристина с возросшим интересом. - Отец говорил, что мой прадед был немцем, поэтому меня назвали в его честь. Моя жизнь покажется тебе не особо интересной, так как я практически всегда в разъездах...деловые командировки, словом - никакой романтики. - Вот как, - откликнулась Кристина, о чём-то задумавшись. -Путешествия всегда казались мне романтическими, независимо от их цели. - Ты часто путешествуешь? - Нет. Это у меня первый раз. - Поэтому тебе так кажется. Хотя, каждый человек одно и то же явления воспринимает по-своему. - А что для тебя представляется романтическим? - спросила девушка, заменю осмелев. - Хм...для меня? Наверное, ехать в машине с красивой, обаятельной женщиной и разговаривать с ней о чём-нибудь возвышенном. -Например? -Ну...не знаю. Например, о любви... - Ты считаешь любовь возвышенным чувством? - Конечно! А ты разве нет? - Всегда считала, но порой мне кажется, что современные парни думают только о том...другом...ну, ты понял. - Не совсем, - растерялся Альберт. - О чём другом? - Ну, только о сексе, - быстро выпалила Кристина, словно произнесла ругательство, от которого на языке вскакивали волдыри. - Ты права, - согласился Альберт абсолютно серьёзно. - Все парни хотят этого, такова их природа. - Почему же раньше мужчины были другими, гораздо лучшими и чистоплотными? - Ты знаешь, какими они были раньше? - Да, я много читала и знаю... - Во все времена мужчины оставались мужчинами, равно как и женщины не претерпели никаких радикальных изменений в женской природе. - Не верю, - упорствовала Кристина, всецело поглощённая разговором. - Раньше мужчины признавались в любви так благородно, галантно, а сейчас это стало чуждо и забыто молодыми парнями. - Ты знала многих парней? - удивился Альберт. - Достаточно много, но это не значит, что я с ними спала, хотя все они хотели именно этого. - Да, все мужчины хотят этого, в наш век растущего прогресса и катастрофической нехватки времени, стараются предельно упростить отношения с женщинами, не понимая какой урон наносят психике и самолюбию слабого пола и как много теряют, лишая себя миловидных бесед и долгих прогулок при луне. - Раз ты всё понимаешь, почему защищаешь современных мужчин, сказав, что они недалеко ушли от рыцарей средневековья? - Я не защищаю их, просто пытаюсь оправдать их поступки. - Это не оправдание, - воскликнула Кристина. - Это жалкое прикрытие их бесчувственности и чёрствости. Машина стремительно неслась по гладкому асфальту, почти бесшумно, словно прислушивалась к разговору молодых людей. Кристина ненадолго задумалась над словами Альберта, как вдруг что-то мягкое и пушистое тронуло её за плечо со стороны окна. - Мамочка! - вскрикнула она, прижавшись к лобовому стеклу и с ужасом обернувшись на спинку сиденья. Там сидел серый крошечный котёнок, игравший передними лапками с ниточками и ворсинками чехлов. - О, Боже! - облегчённо выдохнула Кристина. - Я подумала, что это мышь. - Не сюит так кричать, - скептически заметил Альберт. -Джессика может проснуться. Где ты видела, чтобы в солидных машинах водились мыши? - Я также не видела, чтобы в них водились кошки, - огрызнулась Кристина, бережно взяв в руки пушистый комочек. - Знакомься, это Стефания, - сказал Блум без всякой иронии. -Прошу любить и жаловать. Она моя любимица, поэтому постарайся быть по приветливей. - Она симпатичная, - промолвила девушка, с интересом разглядывая потешную мордочку. - Ты никогда с ней не расстаёшься? - Практически никогда. - Но в машине, должно быть, с кошкой масса неудобств? - Ничуть. Стефания очень послушная и благовоспитанная кошечка. Кушаем мы вместе, играми она занимается сама, а если приспичит по нужде, она подаёт знак жалобным мяуканьем. Я останавливаюсь минут на пять, открываю дверь и жду, пока она уладит свои дела. - А если это случится в городе, на оживлённых улицах? - В багажном отделении, за задним сиденьем есть коробка с песком. Кристина впервые за последние сутки улыбнулась. Котёнок, действительно, был очаровательным. - Ты очень любишь кошек? - спросила она. - Да, безумно, - признался Альберт, погладив Стефанию, сидевшую на коленях девушки. - Эти милые создания помогают мне не потерять интерес к жизни, не стать жестоким, безжалостным мужланом. - А ты можешь им стать? - Запросто, ведь человеческая жизнь - сплошная жестокость. Совсем не то, что пишут классики в безоблачных лирических романах. Жизнь - не книга, а сплошной фильм ужасов. Никакой романтики. - Я вижу, ты законченный пессимист, - ехидно произнесла Кристина. - А ты, разве нет? - Конечно, нет. она осеклась на полуслове, вспомнив о пристрастии к постоянному бичеванию мужчин, как бездушных монстров. - Я, конечно, оптимистка, но иногда происходят вещи, от которых опускаются руки и исчезает желание жить. - Также и у меня, - вздохнул Альберт. - Поэтому кошки - своеобразная отдушина в моей жизни. - Это твоя машина? - спросила Крисси, немного помолчав. - Да, а что? - Так, ничего. Наверное, она чертовски дорогая? - Да, модель не из дешёвых. Пежо славится как выносливый и долговечный автомобиль. - У тебя к машинам такая же страсть, как и к кошкам? - Вовсе нет, - обиженно произнёс Блум. - К металлическим коробкам у меня вообще нет интереса. Они значительно экономят время при передвижении, в этом их единственное преимущество. Это не сравнимо со Стефанией. - Извини, - тихо сказала Кристина. - Я никогда не слышала о такой платонической любви к кошкам. По преданиям они послы нечистой силы. - Чушь собачья, - отмахнулся Альберт, мельком взглянув на Стефанию. - Одни любят собак, другие - кошек, некоторые крокодилов и при этом не испытывают притязаний нечистых сил. Кстати, а кто нравится тебе? - Не знаю, - пожала плечами девушка. - Бабушка терпеть не может животных в доме, поэтому у меня никогда не было питомца, даже рыбок в аквариуме. - Значит, тебе не нравятся животные? - Ну почему? Нравятся, конечно. Но кто больше, это сложный вопрос. Наверное, собаки. Хотя, больше всего я люблю лошадей. - Почему? - Потому что лошади были неотъемлемой частью любовных встреч в прошлые века. Мне кажется, что лошади лучше других животных понимают человека, его желания и поступки. - Мне кажется, ты заблуждаешься, - возразил Альберт, ласково посмотрев ей в глаза. - Ни одно животное никогда не понимало и до конца не поймёт человека. И не потому, что у зверей недостаточно серого вещества в голове, просто люди настолько непредсказуемые, иррациональные существа, что, если бы животные научились мало мальски мыслить и понимать, наверняка ужаснулись бы тем поступкам, на которые способен его величество человек. - Может, ты и прав, - прошептала Кристина, тяжело вздохнув. Ты рассуждаешь так, словно знаешь секрет человеческой непредсказуемости. - Возможно, знаю. - Так расскажи. - Неужели тебе интересны мои соображения? - Я нахожу их заслуживающими внимания. - Ну, хорошо, - сдался Блум, отбросив в сторону сомнения. - Я ни с кем не делился сокровенными мыслями, поэтому прости это упрямство. Я не собирался бахвалиться. Я считаю, что все беды человека от разума. -Да, именно от разума, а не от ума. Для одних разум является источником и средством самосовершенствования, для других способом воплощения в жизнь извращённых представлений о человеческой сущности. По большому счёту, разум - распорядитель нашей жизни. Чем больше мы его контролируем, тем меньше совершаем ошибок. Разум это наше эго. Кто умеет его укрощать, направляет биоэнергию в мирное русло и добивается весомых успехов. Кто поддаётся и не управляет своим эго, становится опасным для окружающих, превращается в раба низменных желаний и инстинктов, регрессирует до уровня получения от жизни всяческих удовольствий и приятных сюрпризов, которые сильным и достойным личностям покажутся непристойностями, уделом отталкивающих дебилов. Я считаю, что люди с завышенным самомнением и ярко выраженным эго считают себя верхом совершенства, венцом интеллектуального творения. Они уверены, что мир вращается вокруг них, подстраивается под их бесконечные запросы и удовлетворяет их растущие потребности. Хотя на деле, в большинстве случаев, такие личности абсолютно ничего собой не представляют. Поэтому разум - виновник всех наших бед и промахов. Эго как палка о двух концах, трудно предугадать, чем обернётся любая идея с его подачи. - Я не совсем поняла, хотя звучит поучительно, - призналась Кристина, сосредоточенно изучая приборную панель. Альберт нажал пару кнопок и взял с миниатюрной стойки банку охлаждённого пива. - Угощайся, если хочешь, - предложил он, беззвучно открыв крышку. Кристина отказалась, не преминув напомнить, что водителям запрещено употреблять спиртное за рулем. - Оно почти безалкогольное, - ответил Блум, сделав два глотка. - При желании, в пепси-коле тоже можно найти кое-какие градусы. Ты не волнуйся, я не первый раз за рулем с банкой пива, оно помогает мне бороться со сном. - Хорошо, - без труда согласилась Кристина. - Сколько времени продлится наш путь? - Думаю, ещё два часа, плюс-минус пятнадцать минут. Две трети пути мы уже преодолели. - Ты не рассказал, как оказался в городе Ф., - напомнила Кристина, бросив котёнка в багажное отделение. Но через минуту Стефания вернулась, спокойно устроившись на плече Альберта. Парень потрепал её за ухом и сказал: - Всё очень просто. Мне было поручено доставить Джессику домой. Она каждое лето ровно месяц отдыхает в детском пансионате города Ф. Её родители - моя старшая сестра и зять - отправляют девочку на оздоровление, затем забирают домой сами. В этот раз обстоятельства сложились так, что они никак не могли бросить работу ни на час, поэтому попросили меня. К сожалению, я не переношу самолёты, поэтому и решил для разнообразия прокатиться в приморский городок на машине. Всего четыреста километров от Рима. - Но зачем вы поехали в аэропорт? - удивилась Кристина. -Ведь можно было сразу направиться в Рим. - Да, это так, но когда имеешь дело с девятилетней девочкой, немудрено было попасть в Турцию, прежде чем отправиться домой. Ты же знаешь этих несносных девчонок. Она настолько привыкла к услугам аэрофлота, что другие средства передвижения на большие расстояния кажутся ей абсурдными. Будь у тебя племянница, думаю, ты бы меня поняла. Только благодаря непогоде и нежеланию торчать в скучном аэропорту, Джессика соблаговолила отправиться домой на моём Пежо. - Значит, если бы не было грозы, ты отправил бы племянницу самолётом и всё равно вернулся бы в Рим по этой дороге? - Совершенно верно, только без Джессики, с одной Стефанией. - И ты подобрал бы меня по пути? - Как знать, как знать. Думаю, не будь ненастья, ты бы ни за какие блага не села в мой автомобиль, тем более - без Джессики. Кристина на секунду покраснела, он был прав, если бы не девочка, они никогда бы не познакомились. Ей почему-то стало грустно при мысли, что она сейчас не сидела бы в мягком сиденье и не болтала на всевозможные темы. В лучшем случае она смогла добраться в аэропорт или даже домой и много недель проваляться в больнице с воспалением лёгких. О худшем варианте лучше не думать. Кристина украдкой посмотрела на Альберта. Его профиль чётко выделялся в зеленоватом свечении приборов и отблеске фар. Ровный нос, добрые глаза, но он был не похож, совершенно не похож на прекрасного принца с книжных страниц. Он был просто приятным парнем с женственной душой. Таково было первое впечатление о кудрявом итальянском немце, который за несколько часов укрепился в памяти девушки, и она каждый раз с большим интересом изучала его лицо, шею, руки. Мало того, она не ожидала, что он окажется приятн

Поиск
Реклама
Лучший
курс обмена
BestChange.ru – популярный сервис по подбору выгодных обменных пунктов электронных валют, который поможет вам производить свои обмены безопасно и с минимальными потерями на комиссиях.
Обменять
на
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0