Понедельник, 23.04.2018, 19:55

ФИЛЬМЫ УЖАСОВ

Глава 1 Над пропастью разбитых грёз

НАД ПРОПАСТЬЮ РАЗБИТЫХ ГРЁЗ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Город Ф. занимал сравнительно небольшую площадь побережья Адриатического моря и находился на равнине, зажатой между морской гладью, высокими горными кряжами, каменистыми уступами, гладкими отвесными стенами, изрезанными ущельями и покрытыми редкой растительностью. Пейзажи, открывающиеся с дороги, ведущей к городу, казались настолько потрясающими, радующими глаз и успокаивающими сердце, что даже постоянные визитёры с трудом находили в себе силы, чтобы покинуть этот чудом затерявшийся на Земле клочок рая. Люди, приезжавшие туда отдохнуть, не говоря о тех, кто жил гам постоянно, чувствовали себя чище и лучше, словно их души наполняло чудесное озарение, позволяющее задуматься о смысле жизни и о том, как прекрасна природа Земли, пока в её великолепие не вторгается до безобразия грязная рука цивилизации. В отличие от других, город Ф. никогда не был курортом в привычном понимании, люди посещали его, чтобы научиться ценить красоту и мощь природы, взывать к жизни лишь хорошие, благоговейные ростки, способные побороть, раздавить всё злое, гнилое, распутное, что так успешно и беззаботно пожирает земной шар, вместе с его обитателями. Издавна город славился старинными традициями. Здесь можно было легко найти то, ЧТО в остальных городах Италии давно стало предметом безнадёжно забытого прошлого. С незапамятных времён жители прибрежного городка занимались промысловым рыболовством, зарабатывая на жизнь только тем, что удавалось получить от продажи рыбы. Может, из-за того, что рыба была единственным средством существования, горожане научились обрабатывать и готовить её настолько изысканно, что многие блюда впоследствии стали известны далеко за пределами скалистых гор. Многие зажиточные и богатые персоны Италии приезжали в город Ф., чтобы отведать самые деликатесные, свежеприготовленные кушанья, непревзойденные по вкусовым и питательным качествам. Тонкие ценители кулинарных искусств и настоящие гурманы всегда оставались в восторге от посещения морского побережья. Со временем город превратился в музей. Благодаря успешному процветанию на поприще рыбного промысла, проявили свои скрытые таланты мастера и умельцы различного профиля, не имевшие ранее возможности заниматься ничем, кроме ловли. Собрав стартовый капитал, они изменили образ жизни, занялись всевозможными ремеслами, в результате город преобразился, изменил рыбный имидж на привлекательный образ музейной жемчужины у моря. К концу двадцатого столетия город безбедно и безболезненно существовал за счёт музейной ценности, регулярных туристических визитов, всевозможных морских и сухопутных экскурсий, аттракционов, ресторанов и баров, заполонивших скалы и пляжи, других местных достопримечательностей. Жители города жили в своё удовольствие, занимаясь исключительно любимым делом, и не переставали удивлять мир красотой природы и мастерством искусств. Случилось так, что Панти Рош узнала о существовании необыкновенного города совершенно случайно, будучи проездом в столице Италии. Там, коротая время за бокалом вина, она изнывала от скуки и безделья, поскольку недавно наступило лето. Летом в Риме для такой женщины как Панти делать было решительно нечего по одной единственной причине. Мужчины её разряда укатили на побережье с целью проверки своих потенциальных возможностей на пляжах, в отелях и ресторанах морских курортов. Да, это было не просто романтично, а весьма соблазнительно. Но Панти просиживала в пустом ресторанчике «Робин Гуд», с грустью осознавая, насколько осиротел Рим без представителей сильного пола, от которых если и осталось что-нибудь, то лишь захудалая низкосортная требуха. За окном бара стояла чудесная солнечная погода, яркие слепящие лучи щедро раскрашивали интерьер бара в кричащие, переливающиеся тона. Однако Панти не замечала этого. Даже сквозь призму крепкого прозрачного напитка, наполнявшего стеклянный бокал, мир не представлялся ей более интересным и живым, если в нём не было мужчин - крепких мускулистых качков, умеющих поднять женщине настроение на несколько часов. Мужчины всегда делали это, понимали её лучше других земных существ, с ними Панти чувствовала себя лет на десять моложе, защищённой от бед и лишений, их слова служили утешением, ласкали слух, позволяли быть уверенной в завтрашнем дне. Панти Рош бесспорно была красива. Правильные черты лица, ровный, в меру тонкий носик, большие карие глаза и аккуратные, весьма сексуальные губы - всё это дышало естественной прелестью и очарованием, несмотря на то, что ей недавно перевалило за сорок. Панти следила за лицом и фигурой, успешно применяла на практике все приёмы и уловки, чтобы покорять мужчин и при этом оставаться самостоятельной, независимой. Ей нравилось быть импульсивной и беззаботной, воплощать в жизнь всё, что так неумолимо требовало женское начало - безрассудный основной инстинкт. Мысль о том, что жизнь могла пройти мимо, не оставив никаких приятных воспоминаний, пугала её больше, чем угроза ядерной катастрофы. Нельзя сказать, что Панти всегда хотела быть в центре внимания; вовсе нет, она уготовила себе роль скромной обольстительницы мужчин, для которых она, без сомнения, была роскошной и желанной игрушкой. Но не более. Однако это обстоятельство её не смущало, она страстно хотела больше успеть, узнать, испытать, испробовать, взять от жизни всё, что делало её светлой, безоблачной и предельно простой. Пани нисколько не пугала собственная судьба, ей очень нравилось жить по выдуманному сценарию, быть одной и одновременно с мужчинами - разными красавчиками и «мачо», атлетами и спортсменами, крупными дельцами и бизнесменами, вобрать от них всё, чего жаждала женщина от второй, противоположной половины. Пани была счастлива, безумно счастлива, она точно это знала, поэтому всеми силами не желала останавливаться, дабы не потерять настоящее женское счастье... Мимолетные размышления о жизни были внезапно прерваны старой, доброй подругой Пани. - Послушай, дорогая, - произнесла она нежным грудным голосом. - Я вижу, ты совсем раскисла от одиночества... - Джейн, сейчас не время говорить об этом, - сдержанно ответила Пани, даже не посмотрев в сторону подруги. - Налей-ка мне лучше чего-нибудь покрепче. - Боюсь, старушка, так ты совсем сопьёшься и потеряешь естественное влечение к мужчинам. - Э, нет! - вспыхнула Пани, будто слово «мужчина» возвращало её к жизни даже из самых безнадёжных депрессий. - Интерес к мужчинам умрёт вместе со мной. Джейн снисходительно фыркнула, бросив помятое полотенце в сторону. Решив, что барная стойка достаточно сверкает чистотой, она подошла ближе к подруге и склонилась над ней, обнажив волнующую складку на груди. - Ты что же, дурёха, рассчитываешь до глубокой старости удовлетворять откормленных самцов с бычьими шеями и крепкими бицепсами? - Я не хочу об этом говорить, - огрызнулась Пани, разглядывая улицу сквозь дно стеклянного бокала. Джейн, словно фокусник, неизвестно откуда извлекла пачку сигарет и протянула Пани. Та небрежно поморщилась, недовольно буркнув: - Ты же знаешь, я не курю итальянские... - Ну, извини, - без тени досады промолвила Джейн, зажав между пальчиками тонкую сигарету. - А поговорить с тобой нам всё же нужно. Пани Бош убрала стакан в сторону и с удивлением посмотрела в лицо подруги: - Ты действительно так считаешь? - Да, моя милая. Ведь не каждый день ты сидишь в моём ресторане, сожалея о том, что он не лопается от избытка мускулистых качков с большими органами. - Ну, давай, валяй, - бросила Пани дружелюбно. - Ввиду отсутствия мужчин, можно хотя бы поговорить о них. - Нет, - возразила Джейн. - Речь пойдёт не о мужчинах. Мы поговорим о тебе. ...Пантера знала Джейн больше пятнадцати лет. Они познакомились в шумном ночном клубе, когда Панти (тогда её звали Бенедикт) плодотворно проводила время в игорных домах, стараясь пополнить родительское наследство. Скажем, ей не всегда это удавалось, и, тем не менее, игра на деньги была в то время для неё одним из любимых занятий. В тот ночной клуб Джейн пришла с одним парнем, подающим виды на какого-нибудь гангстерского вышибалу, круг интересов которого сводился к выколачиванию денег из разного рода предпринимателей, посещению казино и обычным животным инстинктам. Джейн была молода и красива, но совершенно неопытна. Приехав в Рим к родственникам, она долго не могла определиться в выборе занятий, поэтому долгие вечера проводила на дискотеках в недорогих ресторанах. Вся юность Джейн прошла в далёкой Сицилии, где её родители - крайне небогатые, скромно обеспеченные люди, - всё же сумели дать дочери необходимое образование и возможность устроиться где-нибудь в столице. В то время Джейн была скромной, застенчивой девушкой, воспитанной в старомодных рамках крошечной итальянской провинции. Поэтому жизнь в Риме её не просто обескуражила, но и в корне перевернула мировоззрение. Через несколько дней, почти забыв об истинной причине приезда, она заметила, что многие парни, которыми кишели разнообразные питейные заведения, изучали её не только с интересом, но с какой-то жадностью, нескрываемой страстью. Джейн знала, что в больших городах, где давно позабыты элементарные нормы морали и приличия, нужно было держаться более уверенно и безбоязненно, иначе, если замечали твоё робкое поведение, могли либо покалечить, либо изнасиловать. Таким образом, сложившийся стереотип большого города помогал Джейн держаться достойно и смело. Тот парень, который притащил её в ночной клуб, был настроен на самые решительные меры. Рожа громилы сразу не понравилась Панти. Несмотря на мужскую красоту и силу, было в его физиономии что-то отталкивающее, нечто от разложившегося в земле трупа. Такое зверское выражение лица бывало только у выходцев с того света. Панти уже не помнила имени этого ублюдка, встреча с ним была не особо приятной и не бесконечно долгой. Панти была увлечена игрой, но, тем не менее, не могла не заметить вошедшую в двери парочку. Нехорошее предчувствие пронеслось у неё в голове, когда они прошли через людный зал и сели за стол «рулетки». Однако игра шла своим ходом и Панти на время забыла о своих волнениях. Спустя час Панти выиграла несколько миллионов лир и встала из-за стола, чтобы получить деньги. До её слуха, донеслась какая-то возня из дальнего утла зала. Молодая, совсем юная, насмерть перепуганная девушка пыталась вырваться из железной хватки ухажёра. - Отпусти меня, я тебя ненавижу! - кричала она, покрывшись смертельной бледностью. - Я сказал, останься! - ревел здоровый бугай, сжимая тонкую руку до белизны в суставе. - Я уже сделал ставку на твою одежду. Ты не должна меня публично унижать... Посетители невозмутимо следили за щекотливой сценой, но никто даже не попытался вступиться за бедняжку. Джейн готова была провалиться сквозь землю от стыда и страха, попытки вырваться лишали её последних сил и терпения. Она находилась на грани нервного срыва. - Извините, господа! - произнёс тем временем громила, мило улыбнувшись. - Мы вернёмся через минуту. Всё будет в порядке. Он встал со стула и потащил за собой Джейн, которая едва держалась на ногах. Лицо громилы было искажено гневом, что придавало ему сходство с каким-то первобытным чудовищем. Налившись кровью и сопя, как разъярённый буйвол, он потянул за собой беспомощную девушку, поверившую в его благие намерения и чистоту чувств. Когда на их пути возникла Панти, громила, видимо, не сразу уразумел, чего от него добивается наглая красотка. - Оставь девчонку и иди ко мне, - приказала Панти ледяным тоном. Шкафообразный верзила казался рядом с ней сказочным великаном, готовым одним хлопком превратить её в прах. Панти пристально посмотрела в его мутные глаза и слегка улыбнулась. Громи¬ла растерялся, невольно разжав пальцы, сжимавшие тонкое запястье провинциальной девушки, и с удивлением уставился на жгу¬чую брюнетку. Она была чуть старше Джейн, но, по всей видимости, более дерзкой. - Тебе чего? - пропыхтел «Геракл». - Хочешь, чтобы я вас обеих трахнул? Панти приблизилась к нему вплотную, продолжая так же пристально, не моргая, смотреть прямо в глаза. - Неужели я тебя так возбуждаю? - пробормотал громила, опуская руки. - Конечно, - томно проговорила Панти, улыбнувшись шире, - Но для начала я хочу узнать размер твоего инструмента. Джейн, немного пришедшая в себя, с ужасом наблюдала за происходящим. Ей казалось, что она попала на бал к Сатане и что люди, окружавшие её, вовсе не люди, а ведьмы и оборотни, которым всё дозволено - даже заниматься любовью на виду у всех. Ей захотелось проснуться, очнуться от тяжёлого, чудовищного забытья, но она не могла даже сдвинуться с места, чтобы убежать. Какая низость!!! Её хотели проиграть в карты! И теперь весь мир у неё на глазах превращался в развратный балаган, из которого ей не удастся вырваться, пока кто-нибудь не настигнет и не изнасилует её. Джейн была уверена, что брюнетка, благодаря которой она временно оказалась на свободе, сейчас разденется и с удовольствием отдастся монстру, но ошиблась. Панти не собиралась ни раздевать¬ся, ни что-либо другое, похожее на секс. Неуловимым движением она согнула ножку и нанесла мощный удар коленом в область паха. Гнусная улыбка, блуждавшая на широкой физиономии громилы, улетучилась, как жидкий эфир, разлитый на столе. Дикий вопль прокатился по залу и смолк, продлившись протяжным заунывным стоном. Лицо парня вытянулось, глаза округлились, а губы исказились в измождённой гримасе, словно его по пояс окунули в кислоту. Он попытался настичь Панти, схватить, убить, растоптать, но не смог; он не мог оторвать рук, сжимавших его мужские доспехи, представшие не в самой лучшей форме. Продолжая корчиться и стонать, он опустился на колени, постоял несколько секунд так, из¬рытая чёрные ругательства, и, наконец, повалился на пол, не в силах бороться с рвотой. Панти решительно схватила Джейн за руку и по¬тащила её к выходу, пока замешательство публики не переросло в массовую панику... С тех пор они дружили пятнадцать лет. Они привыкли делить радости и горести пополам, могли говорить друг с другом о чём угодно и когда угодно, но при этом Джейн никогда не затрагивала тему самой Панти. Для последней заявление подруги стало явной неожиданностью. - Послушай, Панти, - неторопливо начала Джейн, затянувшись едким дымом. - Я, действительно хочу серьёзно поговорить о тебе..., о твоём будущем... - Джейн, я не узнаю тебя. Неужели ты собираешься читать мне морали?! - Нет, что ты! Я рассчитываю на мирную беседу. Возможно, мне необходимо излить тебе душу. - Вот как! - Панти улыбнулась. - Но почему именно сегодня, сейчас? Почему не раньше? Или позже? - Моя милая девочка, - произнесла Джейн, слегка смутившись. - Мы не виделись с тобой почти три месяца и неизвестно когда увидимся в следующий раз. Эту тему я с тобой никогда не затрагивала, поэтому выслушай меня как преданную подругу и прости, если что-то из моих слов придётся тебе не по душе. Панти Рош не ожидала такого поворота и совсем не была настроена на подобные беседы. И всё же, несмотря ни на что, она заставила себя быть внимательной, ибо интуитивно поняла, что для Джейн эта тема была очень серьёзной и жизненно важной. - С недавнего времени меня стала беспокоить твоя судьба, -продолжала она, стараясь выглядеть спокойной. - Мы с тобой давно знакомы и благодаря тебе я избежала тяжёлой участи уличных девок, с которыми обращаются хуже, чем с нерадивым скотом. Да, Панти, я ценю всё, что ты для меня сделала, чему научила и посвятила жизнь. Но знаешь, не пора ли задуматься о будущем? Неужели ты не мечтаешь о семье, детях, о спокойной и стабильной жизни, размеренном времяпровождении? Конечно, это не моего ума дело, но иногда мне становится немного страшно за тебя. Лет десять назад мне также было страшно за себя, но тогда я была совсем молодой и соблазнительной, мужчины слетались ко мне как мухи на мёд. К тому же я нашла хорошую работу, а со временем открыла собственный ресторанчик.... Раньше я не хотела тебя ни в чём упрекать, ведь ты сделала для меня больше, чем кто-либо на этой жестокой плане¬те, даже больше родителей. Но теперь мне тридцать пять, и я по¬думала, как долго это продлится, ведь должен наступить предел, должна закончиться полоса девичьих шалостей.... Для меня она за¬вершилась. Через месяц я выхожу замуж, а вот ты... - Что? - растерялась Панти, лишившись дара речи. -Ты...замуж? - Почему бы и нет? - беспечно ответила Джейн, хотя было заметно, что она сильно взволнована. -Я просто... - запнулась Панти, не в силах подавить улыбку. -Мне просто слегка не верится. Мы вроде никогда раньше не говорили об этом. - Ну и что? - удивилась Джейн. - Я задумалась об этом пару месяцев назад, когда Джейк сделал мне предложение. - Ты что, беременна? - спросила Панти, всё ещё не веря собственным ушам. - Нет, но вскоре мы обязательно заведём ребёнка. Я этого хочу. Мой будущий муж тоже... - Обалдеть! - воскликнула Панти. - Надеюсь, на свадьбу меня пригласишь? - Ты шутишь? Разумеется, приглашу! - А не боишься, что твой Джейк захочет переспать со мной? - Нет. Я уверена в нём. Он вполне приличный и порядочный человек. Он прошёл Афганистан... - Кошмар, Джейн! Надеюсь, он не знает о твоём прошлом? - Знает. Я ему всё рассказала, но он очень любит меня и готов простить все прегрешения. Кажется, я люблю его тоже. - Да...а! - протянула Панти. - Вот это новость! Однако какого чёрта ты боишься за моё будущее? Не рассчитываешь ли ты, что я тоже выйду замуж? - Я очень на это надеюсь, милашка! - дружелюбно откликнулась Джейн. - Ведь должен быть на земле мужчина, с которым ты сможешь прожить дольше недели. - Ну, нет, это не для меня. - Тогда что? Панти, что тогда тебя ждёт? Ты задумывалась над этим? - Джейн, прошу тебя. Со мной всё понятно. Пока я чувствую себя женщиной, со мной всё будет в порядке, о старости лучше пока не вспоминать. - Но ведь это неправильно, - вспыхнула Джейн, затушив оку¬рок о дно пепельницы. - Нужно хотя бы иногда задумываться о будущем. Не забывай, тебе больше сорока, через десяток лет на тебя перестанут заглядываться мужчины, которых сейчас ты можешь выбрать из толпы. Вместо тебя появятся новые молоденькие девицы, не менее красивые и обаятельные. И, несмотря на твою красоту, мужчины невольно потянутся к молодым, ещё необъезженным девушкам. Такова жизнь, увы. Родная, я не желаю тебе зла, но тебе необходимо найти себя, прекратить бег по замкнутому кругу, решить недалёкое будущее, которое рано или поздно навалится на тебя в полной мере. Вспомни о дочке, она превращается во взрослую женщину и ей, возможно, как никогда, нужно твоё участие, забота и поддержка. Когда ты виделась с ней последний раз? - Джейн! Только не об этом, умоляю! - Нет, милая! Ты не должна забывать, что у тебя есть дочь, она любит тебя, потому что каждый ребёнок любит свою маму. Кто о ней позаботится, если не ты? - Её всю жизнь воспитывала бабушка, я не в силах что-либо изменить. - Какого чёрта, Панти?! - Джейн всё больше разжигалась. - Её бабушка не вечна, пойми же. Что будет с Кристиной после её смерти? Она может пойти по рукам и попасть в более ужасный переплёт, чем тот, из которого спасла меня ты. И возможно тогда ей не¬кому будет помочь, неужели тебе безразлична судьба дочери? - Джейн, я не узнаю тебя, - сказала Панти, повысив голос. -Избавь меня от нравоучений, иначе мы в один миг перестанем быть подругами. Джейн поняла, что зашла слишком далеко, туда, куда ей совершенно не следовало лезть. Поэтому угроза Пантеры показалась ей не пустой болтовней. Конечно, Джейн очень хотелось переубедить подругу относительно её образа жизни, но делать это ценой их дружбы она не собиралась. - Извини, дорогая, - произнесла Джейн, погладив её по руке. -Ты вправе поступать по-своему, видимо, на меня подействовало предстоящее свадебное торжество.... Поэтому я стала чересчур смелой, почти дерзкой. Извини меня, пожалуйста. Несмотря на то, что Панти была изрядно потрясена, она всё же нашла в себе силы улыбнуться и сказать мягким тоном: - Брось, старушка, я уже не сержусь. Давай сменим тему разговора, а то я скоро умру от тоски, как мамонты - от холода. - Хорошо, - согласилась Джейн, облегчённо вздохнув. - Надеюсь, когда-нибудь ты вспомнишь мои слова. А теперь пора поговорить о мужчинах. Глаза Пантеры вспыхнули живым огнём, будто внутри неё заискрилось неуёмное пламя. - Какие у тебя проблемы с ними? - спросила Джейн с явным любопытством. - Пока проблема одна, я не могу быть с мужчинами из-за отсутствия таковых. Джейн громко рассмеялась, узнавая в лице подруги всё ту же неповторимую и сумасбродную Панти. - Ты шутишь? - сквозь смех промолвила она. - Кто в наше время жалуется на отсутствие мужчин? Они мелькают на каждом шагу, порой у меня рябит в глазах, настолько они надоели. - Эх, милая, - Панти усмехнулась, явно настроившись на лирический лад. - Мужчин, конечно много, однако, найти среди них достойного очень и очень непросто. - Ты хочешь сказать, что в Риме не найдётся подходящей кандидатуры для тебя? - Разумеется! - вспыхнула Панти, заёрзав на мягком стуле. -Настоящие индивидуумы греют задницы на побережье, так что столица сейчас напоминает голую пустыню, где каждая нормальная женщина запросто может умереть от воздержания. - Разве от этого умирают? - Сплошь и рядом. Настоящие мужчины сейчас в большом дефиците, а те женщины, которые отдаются кому попало, не могут называться женщинами, они все - жалкие тряпки, подстилки. - Почему же ты не поедешь на побережье? - искренне удивилась Джейн, наполняя бокалы сухим мартини. - Пустое, - отмахнулась Панти. - Всё это пройденный этап. На всём побережье Италии не осталось места, где бы я ещё не была, где моё тело не ласкали мозолистые мужские руки. А душа рвётся к новому, неизведанному, ну, ты знаешь. - Вот как? - задумалась Джейн, нахмурив брови. - Неужели ты действительно исколесила всю страну? Постой, постой... - Не напрягайся, дурочка, - отрезала Панти, потягивая сладковатый напиток. - Мне лучше знать, где я была, а где нет. - Нет, подожди. Я знаю одно тихое местечко, где ещё никто не мял твои дивные груди. - Брось, прошу тебя, я везде была. Нужно выбираться из Италии, пока морщины не избороздили моё личико. - Нет, Панти, послушай, ты не пожалеешь, я знаю городок, в котором ты будешь не просто счастлива, возможно, лишишься рас¬судка от восторга. - Ты была там? - Нет, но я читала о нём, одна знакомая рассказывала мне, что гам изобилие мест, где можно заниматься любовью со всеми удобствами, даже на открытом воздухе. - Не искушай меня, родная. Я ни за что не поверю в существование таких мест. Всё это выдумки писателей-фантастов или Голливудских режиссёров. Они опишут и покажут и не такие вещи. Да-да, прочитай или посмотри что-нибудь, там, случается, люди занимаются любовью не только на открытом воздухе, а также под водой, под землёй, в свободном падении и даже в космосе. - Панти, я ведь серьёзно. Позволь мне сделать тебе маленький подарок. Завтра утром я передам тебе билет на самолет, а к обеду ты будешь восхищаться необыкновенными красотами, будешь плескаться в лучах солнца и волнах тестостерона и при этом вспоминать мою доброту. Соглашайся! - Ну, хорошо, я подумаю. Конечно, если до утра не умру от воздержания. - Ты неисправима, - скептически заметила Джейн. ...Следующим утром Панти держала в руках билет на самолёт и с интересом расспрашивала подругу о различных мелочах: - Неужели там вправду настолько живописные места, что городские власти специально оборудовали широкими кроватями ка¬ждый уютный уголок в лесу или на морском побережье? Джейн только улыбалась в ответ, сотый раз повторив, что скоро Панти всё узнает сама. - Через два часа самолёт, - сказала она с некоторой ноткой грусти. - Советую позаботиться обо всём сейчас, чтобы в городе Ф. заниматься исключительно любимым делом - отдыхать телом и душой. - Спасибо за совет, я так и сделаю, - согласилась Панти, опустив билет в кожаную сумочку. Джейн была счастлива, что настроение подруги заметно улуч¬шилось. - Мне не хочется с тобой расставаться, - призналась она. - Ты не пробыла у меня и двух дней. Приезжай почаще, я безумно скучаю по тебе. - Конечно, милая, - откликнулась Панти, чмокнув Джейн в щеку. - Я обязательно загляну к тебе, чтобы поделиться впечатления¬ми от мужчин города Ф. - Постарайся оставить их в живых. Я серьёзно опасаюсь за судьбу города, отправляя туда настоящую сексуальную маньячку... - Постараюсь быть сдержанной, - смиренно пропела Панти, изобразив лицо кроткой монашки. - Ты прелесть! - рассмеялась Джейн, посмотрев на подругу с подлинной нежностью. - Всё-таки постарайся навестить Кристину. Несмотря на яростные предубеждения, ты всё же любишь её... Панти Рош изменилась в лице почти до неузнаваемости: - Я же тебя просила, Джейн.... Зачем ты заговорила об этом в такой прекрасный момент? - Извини, я всё же надеялась... Если ты так волнуешься за судьбу моей дочери, - резко перебила Панти, едва сдерживая злость, - можешь позаботиться о ней сама. До встречи, родная. - Но Панти! - Джейн попыталась исправить положение, но Рош была непреклонна. Она решительно направилась к выходу, на¬кинув на плечо сумку. У двери ресторана она круто повернулась и выкрикнула: - Я никогда не любила свою дочь! Слышишь, никогда... Джейн застыла за стойкой, она выглядела подавленной и ошарашенной, в горле застрял твёрдый, бугристый ком, давивший изнутри и наполнявший сердце обидой и болью. - Прости, Панти, - прошептала она, стиснув губы. - Ну почему и такая глупая? Не в силах совладать с чувствами, Джейн расплакалась, заметив сквозь расплывчатую пелену слёз, как Панти остановилась на тротуаре, махнула рукой такси и через минуту умчалась прочь, ни разу не обернувшись.

Поиск
Реклама
Лучший
курс обмена
BestChange.ru – популярный сервис по подбору выгодных обменных пунктов электронных валют, который поможет вам производить свои обмены безопасно и с минимальными потерями на комиссиях.
Обменять
на
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0